История Людмилы Николаевны

 

Людмила Владимировна рассказывает про семью, то и дело утирая слезы. Волнуется, поправляет искалеченными пальцами украшение на шее — подарок на день рождения самой себе. Всегда оставаться красивой и женственной Люду приучил муж. Дарил подарки и каждую неделю приносил домой цветы. Старушки у подъезда не уставали шушукаться: «Опять что ли у Сергеевых праздник». Но их праздником была сама жизнь. Двадцать пять лет как один день.

Колесо Фортуны005_IMG_4248-1280x853

На берег Ангары девочку из города Горького привели рассказы дяди. Тот работал на Севере, строил Братскую ГЭС. И каждый раз, приезжая в отпуск, рассказывал родне про Сибирь, новые города, вырастающие прямо в тайге, великие комсомольские стройки и отличные карьерные перспективы.

Едва получив паспорт, 16-летняя Люда рванула покорять Сибирь. В Братске поступила учиться на маляра-штукатура и плиточника. После выпуска всю ее группу отправили по распределению в Усть-Илимск. Именно там, в тысяче километров на север от Иркутска, в начале 70-х годов полным ходом шло строительство нового города и новой гидроэлектростанции. В город стекались тысячи людей со всего Советского Союза. Жилья не хватало. Строители были нарасхват. Сначала Люда строила жилые дома. Потом работала на стройке промышленных объектов — ГЭС, ТЭЦ, деревообрабатывающий комбинат, хлебозавод, — по всем крупным стройкам города она прошлась своим шпателем. А в выходные весь город высыпал на танцплощадки. Здесь Людмила и познакомилась с молодым инженером-механиком Володей из Читы. Жарким летним вечером учила его танцевать вальс. Через год они поженились. Друг за другом родились погодки дочка Наташа и сын Сережа. А через несколько лет — младшенький Вася. Молодая семья получила хорошую трехкомнатную квартиру. Жили дружно и весело. Даже поводов для ссор не было. А потом колесо фортуны почему-то повернулось вспять и прокатилось, смяв всех.

Первым погиб десятилетний Сережа. На каникулах в Забайкалье он купался на водохранилище с друзьями. Мальчишки баловались с большой надувной камерой. Камера перевернулась, накрыв Сережу, выплыть он не смог, захлебнулся. Через несколько лет беда случилась с Наташей. Влюбилась, выскочила замуж, уехала за мужем в Нижний Новгород. И там повесилась.

Вскоре после похорон дочки слег муж. Обнаружили рак легких. Операция, облучения, капельницы. Людмила ушла с работы и не отходила от мужа ни на шаг. Делала уколы, давала лекарства, подбадривала как могла и просто была рядом. Когда с деньгами стало совсем туго и начали копиться долги, «трешку» продали, перебрались в квартиру поменьше. За Володю Люда боролась шесть лет. А через три года убили Васю…

Похоронив младшего сына, Людмила держалась из последних сил, суетилась, пыталась добиться расследования Васиной смерти, ходила по инстанциям. Но однажды ее подкараулили в темноте, повалили на снег и чей-то голос прошипел: «Не успокоишься, пойдешь следом». И она сломалась. Продала квартиру, купила старенький дом на окраине и стала горевать.

Пережить невозможно

Люда никому не жаловалась. Старалась держаться и не плакать на людях. Ведь у каждого свое горе. А окружающие вместо руки помощи протягивали ей рюмку. Людмила, никогда прежде не злоупотреблявшая алкоголем, стала выпивать. Не иссякали и желающие выпить за ее счет. Как-то в день пенсии к ней подошли и попросили денег. Потом бутылку. Потом ударили по голове чем-то тяжелым. Людмила упала. Очнулась в реанимации с черепно-мозговой травмой и частичной ампутацией пальцев рук и ног из-за обморожения.

Кое-как встав на ноги и немного научившись управлять руками, Людмила вернулась домой. Днем она бродила по округе, с трудом волоча ноги. Просила у соседей горячего чая, чтобы согреться. К вечеру покупала бутылку водки и возвращалась в холодный дом. Печку топить было бессмысленно. После пожара рухнул потолок, и тепло моментально улетучивалось наверх. Словно торопясь поскорее вырваться из дома, пронизанного отчаяньем и горем своей обитательницы.

Люда делала большой глоток водки, куталась в одеяла, закрывала глаза и забывалась тяжелым сном. Каждую ночь она надеялась, что та станет последней, что мороз сделает свое дело. И каждый раз, просыпаясь от холода живой, снова бралась за бутылку и выключалась. Иногда она подолгу не могла уснуть и думала, как бессмысленно прошла жизнь. Для чего все было? Зачем любила? Зачем рожала? Иногда во сне к ней приходили они — муж, мальчишки, Наташа.

Однажды кто-то из соседей не захотел больше наблюдать, как она погибает: о бедственном положении Людмилы Владимировны сообщили в городской отдел соцзащиты. Приехала комиссия. Дом признали непригодным для жилья. Но место в интернате для престарелых и инвалидов нужно было ждать долго. Оформлять инвалидность, проходить комиссию и вставать на очередь. «Мы можем отправить вас в частный приют. Поедете?» — спросила инспектор. Людмила пожала плечами.

Ждать места в государственном интернате ей пришлось пять лет. Все это время она прожила в Усть-Илимском «Доме милости», частном приюте для людей, попавших в тяжелые жизненные обстоятельства. Люда знает, что если бы пять лет назад не попала в «Дом милости», ее бы давно уже не было в живых.

Дом милости

«Дом милости» в Усть-Илимске появился в 2012 году по инициативе некоммерческой организации «СоДействие». Его организовала семейная пара — Елена и Игорь Байбородины. Игорь сам прошел путь, которые проходят многие подопечные «Дома милости» — жил в подвале, получил инвалидность. Он точно знает, как важно поддержать того, кто терпит бедствие.